Category: 18+

Category was added automatically. Read all entries about "18+".

мир вокруг

"Кто сегодня любим, тот наутро спасён..."



Моя девочка, в город вступают войска.
Ночь темна, и покуда звезда высока,
Нам безропотно ждать окончанья времён –
Кто сегодня любим, тот наутро спасён.

Моя радость, зима захватила вокзал.
Почему нам об этом никто не сказал?
Вот уснули деревья со стоном во рту,
Вот беснуется ветер от нас за версту.

Вот на каждом углу выставляют конвой.
Кто сегодня любим, тот наутро живой.
Вот последние листья ложатся ничком.
Моё сердце, давай говорить о другом.

Как под городом дышит живая вода,
Как попарно обнявшихся минет беда,
Как вдыхая туман между первых снегов
Ночь заботливо прячет своих беглецов (с) Елена Касьян

книги

Овидий vs Камасутра

Женщины, знайте себя! И не всякая поза годится -
Позу сумейте найти телосложенью под стать.
Та, что лицом хороша, ложись, раскинувшись навзничь;
Та, что красива спиной, спину подставь напоказ.

Овидий “Наука любви”
Вот что мне не нравится у Овидия – установка “чтоб было красиво”. По-моему, именно это убеждение многим женщинам жизнь калечит.
В этом плане мне гораздо ближе Камасутра:

“В подобных случаях не размышляют и не следуют предписаниям. Когда совершается страстное соединение, здесь действует лишь влечение”.

Хотела написать, что нужно уметь выбирать между насмешливым Овидием и “Камасутрой”, которая в основе своей учебник по достижению камы, но передумала, ведь выбор все же делается другой: между желанием “получиться как вот в том фильме” и здравым смыслом, Почему выбирают первое, мне лично непонятно. Мазохизм, не иначе.
Кстати, о Камасутре. Нашла на днях отличный перевод Александра Сыркина с толковыми развернутыми комментариями и решила наконец заполучить эту книгу в домашнюю библиотеку. В самом-то деле, столько дряни всякой на полках стоит, а Камасутры нет. По наивности и глупости я так и ввела в поиск на Озоне - “Камасутра”. В общем, умные люди сразу поняли, какой был результат.
Найдено было 173 товара и чего там только не было: “Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять удовольствие, выступая публично”, “Камасутра (набор из 10 карточек)”, “Камасутра для офиса. Практическое пособие”, “Камасутра по гороскопу”… Ну и так далее. В итоге нужную книгу я нашла по фамилии переводчика и честно добавила в виш-лист.
Вот так она выглядит. “Олма-Пресс”, 2000 г. Ни одного более качественного издания я в интернете не нашла.
Ну и напоследок крик души: вот скажите, я опять всё пропустила, да? Наверняка книгу “Камасутра для оратора” раздают бесплатно на каждом углу. Объяснить иначе это массовое желание подарить окружающим непередаваемое удовольствие вербальным путем – я не могу.

книги

Эммануэль Арсан "Эммануэль"

К идее написать отзыв на “Эммануэль” даже мой терпеливый виртуальный муж отнесся скептически и, не поддавшись на здоровые аргументы вроде того, что это отзыв, а не рецензия, и вообще – для себя, он гордо заявил, что после Камасутры ничего нового придумано не было.
В этом он, пожалуй, прав, но отзыв я все равно пишу, потому что секс сексом, а книга – книгой. И в рамках данного ЖЖ меня гораздо больше интересует последнее.
Фильм “Эммануэль” не произвел на меня, помнится, впечатление – как и сама история автора. Ну поставила крест на карьере мужа, так хоть развлеклась. Всё хлеб.
А вот сама книга… “Эммануэль”, столь скандальная в свое время – это самое преддверие поколения хиппи. Свободная любовь и её философия. Это сказка, где вместо потерянной хрустальной туфельки – потерянная девственность. Но того факта, что это сказка, последнее не отменяет.
Не проникнувшись философией свободной любви, я забавлялась тем, что представляла, за сколько минут можно уговорить наивную девочку-подростка на быстрый секс следующими словами:

Когда-то все эти табу имели смысл. Когда задачей человека было заселение огромной планеты, нельзя было бесцельно расточать сперму, и мысль объявить мастурбацию смертным грехом была просто необходима. Теперь же Земле угрожает перенаселение, и я вообще запретил бы мужчинам извергать семя в женское влагалище; это можно считать допустимым, только если нет риска оплодотворения. Мы так и не избавились от архаичного страха, что жена может принести чужого ребенка – и это при том, что мы теперь можем вполне положиться на противозачаточные средства, а вдобавок к этому – на наши губы, языки, пальцы. Это же просто нелепо и оскорбительно для разума – смотреть в этом столетии на поиски чувственных наслаждений, не ставящих себе целью воспроизведение потомства, как на нечто заслуживающее порицания. И настало время для нас мужчин, признать стремление наших жен к новым и новым встречам и неоскорбительным, и вполне законным.
Казалось, Марио ждет реплики Эммануэль, но она не разжимала губ, и он продолжал:
– Если мы хотим, чтобы наши дети были умнее, талантливее нас, мы должны оставить им Землю, освобожденную нашей дерзостью от абсурдных запретов и нелепых страхов. Стыдливость, школьное благонравие, то, что французы называют «прюдери», – это оковы. Что могли бы открыть Паскаль или Пастер, если бы они не вырвались их этих капканов? И что бы вы сказали о художнике в шортах и на привязи? Я не рассматриваю эротизм как самоцель. Но я знаю, что он своим желанием быть свободным бросает вызов лицемерию и боязни. Если человечество заблудилось в лабиринте, то эротика – нить Ариадны, которая выведет узника на свободу.
Марио вытянулся на полу у ног Эммануэль, положил голову на ее колени.
– Может быть, явление вашей вызывающей наготы на этих камнях вернет истомленному, усталому от цивилизации человечеству отвагу и любовь к опасности.
 

Или девушки-подростки сейчас уже не те? Подозреваю, что всё зависит от возраста, условий, самой личности, и все же, все же, какая банальность все эти объяснения сейчас. “Эммануэль” – книга из тех, что быстро устаревают. Все эти абсолюты – Секс как наивысшая Любовь, Добро и Зло, выраженные через эротику –  уже просто неактуальны. И никого не удивляет (ах, прости меня, мое воспитание), куда именно и сколько раз могли иметь Эммануэль: Интернет полон порносайтов.  
Таким образом, с пропажей новизны как сексуальных откровений, так и философии свободной любви, “Эммануэль” теряет позиции, становясь для многих символом эротики лишь потому что нечитана или читана в прекрасном подростковом возрасте, когда наверняка казалась такой интересной и – главное – правильной. Могу ошибаться, что спокойно принимаю. Просто для меня чтение “Эммануэль” превратилось в скуку с редкими взрывами веселья и (ничто человеческое мне не чуждо) легким налетом возбуждения.
Из перлов:

«Ну вот, видишь, – поздравила она себя. – Меня берут сразу двое мужчин. Вот это опыт! Это как вторая дефлорация. Обряд посвящения, о котором говорил Марио». Она избавилась от последних остатков невинности. И в самый разгар страсти она не могла сдержать довольного смешка. Она воспевала свою истинную славу: «Все сделано, все кончено! Я больше не девственница».
Ей даже захотелось обнять тех, кто помог ей расстаться с тяжким грузом и поцеловать их по-дружески в обе щеки. В своем энтузиазме она совсем забыла, что рот ее по-прежнему занят.

Ну и о грустном: литературная ценность присутствует лишь в качестве революционности, новизны и так далее. Стиль хромает на четыре лапы и хвост, хотя не поручусь за оригинал.
А самое грустное - в книге не было того, что так ждал мужчина моей жизни – секса с “осьминожком”. Правда там еще целая серия книг об Эммануэль, чтение которых не вызывает у меня энтузиазма, поэтому спрашиваю: если кто читал, там все-таки появится “осьминожек”, а?
 


довести себя

(no subject)

"Если дождь за окном стучит, спать не можется и не хочется,
Под язык долгий день кладешь, в память форточку отворив.
А нетрезвое и, как ночь, очень долгое одиночество
Греет веки наискосок, осторожно и изнутри.

И горчинка плывет в гортань. Как таблетку, глотаешь взглядами
Всех вассалов и просто тех, кто в капусте и короли.
В ритме августа моросит ливень. Только его не надо бы
Пить одной. Но стакан налит. Значит, не с кем уже делить.

Летом снится тебе метель, а зимою жара мерещится.
На термометре перепад настроений - случайный сбой.
Проморгайся, прости-поверь, будто старенькая помещица,
Выпей чай, разгони печаль ложкой в блюдечке голубом.

Минет век, а потом и два, только вряд ли пасьянс изменится.
На траве все лежат дрова, мирно брешет бродячий пес.
Дряхлый шулер отдаст долги, новым вышитым полотеньицем
Зарисуешь чужие сны, ну а старое - наизнос.

Ряской трачены зеркала. Благородное слово "патина"
Тронет губы, сложив витраж спелых черточек у виска.
Вроде время берет свое, и по всем векселям уплачено,
Но осанка еще пряма, и походка еще легка.

Только все не приходят сны. Видно, век по утрам ворочаться.
Да и месяц идет на спад, карту как ни клади - дождлив.
А нетрезвое и, как ночь, осторожное одиночество
Греет веки наискосок, беспросветно и изнутри." (с) karetu