Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

книги

Дениз Вудз "Ночной поезд в Инсбрук"



Из аннотации:
В ночном поезде Рим-Инсбрук случайно встречаются бывшие любовники Ричард и Фрэнсис. Фрэнсис — одна из тех нечесаных странников с рюкзаком за плечами, для которых весь мир — бесконечный праздник, и они на нем желанные гости. Ричард — преуспевающий лондонский архитектор. Их объединяла общая страсть — страсть к путешествиям. Четыре года назад они путешествовали на поезде по безжизненной пустыне Судана, но во время одной из остановок Ричард исчез самым таинственным образом…
Все эти годы они мечтали о встрече, но какими бы пылкими ни были эти мечты, сейчас никто из них не был готов к свиданию.
Каждый из них рассказал свою часть истории. Поначалу они часто перебивали друг друга, но потом по большей части молча слушали. Каждый был потрясен и звуками когда-то любимого голоса в темноте купе, и той историей, которую этот голос рассказывал. И каждый подозревал, что собеседник лжет.
Книга ирландской писательницы Дениз Вудз — это история любви и сомнений, головоломка с элементами психологического триллера. Это первый роман писательницы, которая в 1988 году получила национальную премию Ирландии в жанре малой прозы.



Пустыня, звездное небо, душный поезд, вселенское одиночество - и всё это снято в стиле раннего Скорсезе. Какой бы фильм получился!
Действительно, «Ночной поезд в Инсбрук» - отличный киносценарий, но весьма посредственный роман. Сюжет динамичный, декорации яркие, но автору не хватило таланта, чтобы превратить неплохую идею в хороший текст. В итоге читать эту историю скучно до ломоты в скулах, и во всей книге радуют лишь несколько абзацев. Из бесчисленных диалогов – о любви, дружбе и призвании – мне понравился только один, который, кажется, затесался в текст случайно:



— Что ты изучал в колледже?
— Океанографию.
— Далеко же ты уехал от моря, господин океанограф.
— Не сказал бы. Далеко от моря не уйти. Просто кругом будут морские ископаемые.

У автора был неплохой старт: идея («не то место» и «не то время» как преграды для влюбленных – классический вариант), удачное место для разворачивания сюжета (Судан – не Париж, экзотика всегда в моде). А вот литературного таланта не хватило. То, что превращает просто текст в шикарную книгу – материя тонкая и непостижимая. На эту тему хорошие люди целые тома пишут, а сформулировать в двух словах – нельзя. У меня нет универсального прибора для измерения литературной ценности или таланта, но в этой книге я не увидела ни того, ни другого. Вроде бы всё хорошо, а искры не хватает.
В рецензиях на роман часто вспоминают «Балладу о прокуренном вагоне» - и не зря. Это стихотворение – пример того, как можно коротко и сильно изложить в нескольких строках то, что Дениз Вудз растянула на целый роман. Прозу с поэзией, быть может, сравнивать несерьезно, но «Ночной поезд в Инсбрук» лишен достоинств (в тексте, сюжете, идее), которые бы позволили хоть что-то добавить к прекрасным строкам «С любимыми не расставайтесь». И с этой точки зрения текст вторичен и слаб.
Жаль, что «Ночной поезд в Инсбрук» - книга, а не фильм. Действительно жаль. Если экранизируют, пойду смотреть. Но в книжный шкаф такое творение ставить – упаси Бог.

мир вокруг

Винницкий фонтан

Ездили мы в Винницу смотреть на самый большой в Европе фонтан на открытой воде. Смотрели под проливным летним дождем, что значительно увеличило атмосферность поездки.
Я вообще фанат воды. Для меня море от озера отличается как большое мороженое от маленького – только количеством получаемой радости. Так что мне понравилось. Причем понравилось как шоу – зрелищное само по себе, так и гениальность PR-хода. Честное слово, фабрика Рошен на заднем плане восхищала меня почти что наравне с фонтаном. Просто величие человеческого гения в двух ипостасях.
В интернете полно профессиональных фотографий, но не тиснуть свою, сделанную впопыхах и без штатива, я не могу. Фотомания, как и графомания - компульсия чистой воды.


Collapse )

P.S. Мне часто говорят, что если вывешиваешь свои фотографии, нужно пользоваться Фотошопом. Улучшить цвета, резкость, контраст. В общем, что-нибудь да улучшить. Мой писк, что никому мои фотографии днем с огнем не сдались, игнорируется.Так вот под катом – моя версия работы с графическим редактором.

Collapse )
книги

Ибн Баттута "Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий"

Про такого путешественника как Ибн Баттута информацию найти несложно. Сложно скорее не потеряться в обилии данных о нем. Это известнейший арабский путешественник 14 века. В своих странствиях он преодолел 120 700 км. Список стран, которые он посетил, огромен. Но самое главное, что его наблюдения не канули в Лету, а дошли до нас, пусть и в не совсем полном виде. Историки до сих пор до конца не уверились, какая из рукописей, которыми они располагают, является наиболее точной и приближенной к оригиналу.
Собственно, книгу Ибн Баттута не писал – он надиктовал её текст шейху Мухаммеду ибн Джузаю, да и то по непосредственному приказу султана.
Но ведь и книга гораздо более известного на Западе Марко Поло, написанная почти на век раньше,  была создана таким же образом – итальянский писатель Рустичано записал рассказы Поло и оформил их в виде книги.
Всю эту информацию и намного (намного!) больше найти несложно. В конце концов, люди на этой основе ученые степени защищали.
Но вот что меня поражает в самом факте путешествий Ибн Баттуты – это, пожалуй, даже не их размах или уникальность. Понимаете, на всех иллюстрациях Ибн Баттута - такой умудренный опытом и жизнью, седой, но крепкий еще мужик. А я не могу избавиться от образа 21-летнего паренька, который пошел в свой первый хадж и которому (в 21-то год) – море по колено. И страшно, и интересно, и оказалось увлекательно, но самое главное – можно и дальше, и больше. Боже мой, 21 год. Весь мир перед тобой, и всё возможно. Вот от этого образа я избавиться не могу.
А так, стоит, конечно, читать, потому что действительно интересно.

В Булгаре рассказывали мне о земле мрака, и возбудили было большое желание посетить ее. Расстояния до нее сорок дней езды, но меня уговорили не ездить, представляя опасности и бесполезность путешествия. Слышал я, что ездят туда на маленьких санях, запряженных собаками, ибо дороги покрыты льдом, по которому скользит человеческая нога и конское копыто, и только собаки могут держаться. Купцы отправляются туда, запасаясь пищею, питьем и дровами, ибо нет там ни дерев, ни каменьев, ни домов. Путеводителем бывает опытная собака, которую ценят иногда в 1000 динаров. К ее шее привязывают санки, и три собаки помогают ей везти их. Другие санки следуют за первыми. Проводники погоняют собак, и когда старшая остановится, все они останавливаются, Тут поскорее спешат кормить собак, ибо иначе они взбесятся и разбегутся, а путешественники без них погибнут. Приехавши в землю мрака, купцы кладут товар свой в известные места, и на другой день находят там, вместо него, соболей, горностаев и других зверей. Если они довольны обменом, то забирают товар, а не то оставляют его, и потом находят прибавку к нему, или свой товар на прежнем его месте, в знак несогласия. Таким образом торгуют они, с народом или с духами, никому неизвестно, ибо покупателей своих не видит из них никто и никогда.

Collapse )

А в общем-то, это все об этом: кто хочет, тот может. Во все времена.
И, кстати, “Подарок наблюдающим…” – книга о людях, а не о странах.

книги

Владимир Динец "Зима на разломе"

Автора я добавила себе во френд-ленту, ибо он пишет интересно, и, главное, ему есть о чем писать.
Зоолог по образованию, он пишет о своих путешествиях так, что оседлым ленивым тушкам вроде меня остается только остро завидовать – и мечтать, мечтать, мечтать…
Для понимания общей концепции книг (да и ЖЖ-записей, пожалуй) настоятельно рекомендую читать FAQ. Именно оттуда взято прекрасное:

“Почему в последнее время Вы меньше пишете?
Приключений меньше. То есть интересного в поездках происходит даже больше, но это вещи, читать про которые будет только натуралист: редкого зверя, допустим, удается найти или какое-то необычное природное явление увидеть. Для книг мало подходит, скорее для научных статей. Чтобы книга о путешествии получилась интересной широкому читателю, нужны неприятные приключения. А они бывают либо от плохой организации маршрута, либо от нехватки денег. У меня же в последнее время и опыта, и средств прибавилось”.

“Зима на разломе” – книга периода, когда денег было меньше, да и опыта, наверное, тоже. Ближний Восток, 1993-1994 гг.
Рекомендую читать раздел “От автора”, а не пролистывать наискосок. Он заранее предупреждает о наличии сцен интимного характера. Не врет, между прочим. Впечатлительных прошу учесть.
И еще автор уточняет:

“За исключением геккончика Мойше, все действующие лица этой книги - вымышленные литературные персонажи. Их возможное сходство с реальными людьми, животными и государствами результат случайного совпадения, о котором автор заранее сожалеет”.

Это, кстати, не делает книгу более “художественной”. “Зима на разломе” -  это “путевые заметки”. Хорошо написанные, ибо Владимир Динец – уверенный в себе, харизматичный человек – и это чувствуется сквозь текст. Хотя меня, а я зануда и ханжа, немного коробило не столько обилие сексуальных сцен, сколько отношение к ним автора. Ну вот, например:

“Но я понимал, что только настоящий мужчина может помочь ей хоть немного восстановить душевное здоровье после года жизни с гнусной сволочью-мужем. Кроме того, я знал, что в восточных семьях в отсутствии детей всегда винят женщину - но знал и медицинскую статистику на этот счет. Может быть, мне удастся помочь ей вытрясти часть золота из жирного мерзавца, да к тому же на безбедную жизнь для нашего с ней крошки? Если бы ребенок унаследовал красоту матери и оптимизм отца...”

Но все это на самом деле не так важно. Самыми интересными оказались, конечно, другие детали.

“К тому же его, как и большинство "русских" специалистов, держали на работе только потому, что Министерство Абсорбции (т.е. акклиматизации новых иммигрантов) платило им половину зарплаты. Когда эта поддержка кончается (через три года после приезда), работодатели обычно увольняют русских сотрудников и берут новых, свежеприехавших”.

“Оставалась третья дорога, но она вела через Газу - ни один нормальный человек не поедет по ней на машине с желтыми израильскими номерами (на Западном берегу они зеленые, а в Газе - красные). Нам, однако, деваться было некуда. Решили дождаться темноты и попробовать прорваться.
Наступила ночь. Через бархан, свиваясь в петли, проползла боком маленькая рогатая гадючка - та самая змейка, которая, если помните, помогла Маленькому Принцу вернуться на его планету. Потом я, к своей радости, нашел самочку песчаного геккона - подругу для Мойше, но почему-то моего ликования никто не разделил. Наконец я сел за руль и поехал на север.
Мы благополучно проскочили весь сектор и въехали в саму Газу бесконечное пространство одноэтажных развалюшек. Несмотря на поздний час, по улицам стаями бродили тощие детишки со вздутыми животами (их здесь в среднем по шесть на семью). Не удивительно, что Египет отказался забрать Газу, когда Израиль предлагал. Редкие взрослые прохожие при виде нашего джипа разевали рот, словно встретили ифрита.
И вот на каком-то пустыре мы наехали на кусок колючей проволоки.
К счастью, до ближайшего дома было метров тридцать, так что за следующие полчаса нас никто не заметил: город уже спал. Когда улицы окончательно опустели, я оставил Джимми хай-барский топор для рубки мяса, наше единственное оружие, а сам пошел на разведку, прокрадываясь из одной тени дома в другую. Через пару кварталов я увидел зеленый джип с надписью "Палестинская полиция".
Я провертел ножом дырку в правом переднем колесе, джип осел, и я быстро снял левое заднее. Через час мы проскочили спящее КПП и помчались в Беер-Шеву, а оттуда в Эйлат”.

Такие мелочи для меня, как человека, который никуда не ездит и чей максимум – заблудиться в лесу под Киевом, сами понимаете – бальзам на душу и море удовольствия.
Но моя любимая часть – о путешествии в Иорданию. Все-таки мы испорчены голливудскими боевиками: читала, затаив дыхание.

“Петра - древний город римских времен, который был заброшен на много столетий, а потом снова найден археологами. Это главная туристская достопримечательность Иордании, но для израильтян в 93-м году он был абсолютно недоступен, хотя находится всего в семидесяти километрах от границы. Одно время среди ребят из армейских спецподразделений и вообще среди молодежи считалось особым шиком перейти границу и пробраться в Петру. Появилась даже песенка "петропроходцев" под названием "Красная скала" (теперь она запрещена). Вначале дойти до города и вернуться удавалось каждому пятому, позже - каждому десятому, потому что местные бедуины сделали охоту на нарушителей границы постоянным источником дохода и своего рода спортом. Король неофициально платил им за любого пойманного израильтянина, живого или мертвого. В 1989 году арабы поймали подряд несколько человек. Их изнасиловали всем племенем, а потом запытали до смерти. После этого в Петру, насколько было известно Бене (а ему известно все), никто не ходил”.

Ну и переход границы в обе стороны в исполнении автора прекрасен и достоин восхищения. Хотя и нелегален, конечно. Но кого волнуют таким мелочи, когда нарушает кто-то другой.
Вывод: книга никоим боком не художественная, прочитанная мной, пожалуй, с тем же удовольствием, что и ЖЖ-записи автора. Для любителей почитать в тепле и покое о других странах - рекомендую.

книги

Райнхольд Месснер "Хрустальный горизонт"

  Я все тянула и тянула с этим отзывом, пока не растеряла все, что хотела сказать. И все же попытаюсь.
Райнхольд Месснер – первый, кто покорил все “восьмитысячники” мира. Известнейший популяризатор альпинизма.
  “Хрустальный горизонт” – книга о его восхождении на Эверест. В одиночку, не по традиционному маршруту, без кислородных приборов, в муссонный период.
  Кроме этого, в книге описана история восхождений на Эверест до 1980 г. (год  восхождения Месснера), а также много мыслей автора о Непале и Китае, об отношении к жизни, человеческих возможностях и пределах.
  Я не знаю, каков Месснер есть на самом деле, но я увидела махрового индивидуалиста, а соответственно человека крайне неприятного в общении. Но читать было интересно. Это у нас тут пять километров для бешеной собаки – не крюк, а в высоту – это чертовски много, оказывается. Так как я с этой сферой жизни не знакома, меня это неизменно поражало, ибо возникало ощущение полной размытости времени и пространства.
  Также в книге много фотографий и в конце неплохой список литературы по теме. Очень неплохой, хотя книги в нем в основном на английском, конечно.
  Ну и несколько цитат, по традиции, хотя, ей-богу, я просто забыла все, что хотела когда-то по этому поводу сказать.
  Из позабавившего:

  “Как Колумб или Тур Хейердал, Уилсон хотел подтвердить свою теорию делом. Колумб знал, что земля круглая, чтобы доказать это, он совершил кругосветное плавание”.

  Колумб бы удивился, да.
  Цитаты из дневника его девушки (тоже вошли в книгу, что меня слегка покоробило):

  “Из отрывочных сведений о его жизни и из опыта наших отношений у меня создалось впечатление, что Райнхольд объединяет в себе две совершенно противоположные личности. Может быть, это и есть раздвоение?
  Он легок на подъем и проворен, как никто другой, и в то же время склонен к бездельничанью. Он делает множество дел одновременно и перерабатывает большое количество информации. Он кричит и ругается, думает и понимает. Иногда он полон величайшей нежности ко мне, а иногда его охватывает дикая ярость. Он объединяет в себе так много характеров, что от этого можно сойти с ума”.

  И еще:

  “Трактор ползет по ухабистой дороге, шофер-китаец останавливается через каждую пару километров, чтобы купить себе то масла, то чая. Цао безуспешно пытается уговорить его поторопиться. Наконец он поехал быстрее, но лишь для того, чтобы отомстить нам. На одном длинном перегоне нас окатило грязью. Быстрее и быстрее гонит шофер свою машину. Мы уже в грязи и глине с головы до ног. Китаец ухмыляется. Райнхольд, кипя от злости, прыгает с прицепа, удержать его невозможно. «Я его убью!» — кричит он и бросается к кабине, чтобы вытащить оттуда водителя. Не знаю, право, серьезно он это или нет, но мне показалось, что он собирается сбросить в реку всех троих китайцев. Водитель побледнел как мел, забормотал извинения. После этого наш экипаж поехал спокойно. Райнхольд снова стал милым и доброжелательным со спутниками. Таков уж он есть”.

  Вот и все, пожалуй. Будет мне наука не оставлять отзывы на потом. Впрочем, пожалуй, еще добавлю фразу, которую припомнил мне брат, узнав о том, что я читаю: “Умный в гору не пойдет, умный гору обойдет”.

  Правда он обозвал это народной мудростью, ну да ладно. Все равно стихи Сергея Михалкова никто не помнит. Увы.
 


книги

Энн Бронте "Агнес Грей"


Энн Бронте была младшей из трех сестер. А умерла раньше всех.

«Агнес Грей» гораздо мягче «Грозового перевала» Эмили Бронте, тоньше, спокойней. Хотя говорят, второй ее роман был гораздо сильнее. Не знаю, ничего пока сказать не могу.

А вообще-то контраст по сравнению с «Грозовым перевалом» просто невероятный. Причем сравнивать хочется именно с ним. В конце концов, у Эмили Бронте с Энн Бронте было больше общего. Это они вдвоем получали домашнее образование. В пансионате училась Шарлотта. Ну, то такое. Перипетии биографии.

«Агнес Грей» - очень незамысловатая история, которая с легкостью пойдет под настроение. Чем-то напоминает эдакое… наставление благородным девицам. А с другой стороны, очень светлая, добрая вещь. Опять же, очень ярко контрастирующая с «Грозовым перевалом». Во всем: от героев и атмосферы до слога написания. Но мне понравилось.

«Узы, связывающие нас с жизнью, куда крепче, чем вам кажется. Понять это способны лишь те, кто почувствовал, как сильно их можно растянуть, не порвав. Лишившись родного дома, вы, возможно, тосковали бы, но продолжали бы жить, и вовсе не так печально, как вы воображаете сейчас. Человеческое сердце обладает врожденной крепостью, обороняющей его против внешних ударов. Каждый наносимый ему удар закаляет его для следующих, точно так же, как постоянный труд загрубляет кожу на ладонях, но наращивает мышцы, а не изнуряет их».

Мне понравилось. Действительно.

Ах, да: я читала в издании Эксмо 2008 года – очень качественные рисунки. Пусть мало, но очень хорошо. Очень.