Category: музыка

мысли вслух

Стена (Pink Floyd The Wall, 1982)

Рассказывая про «Стену», говорят в основном про музыку: Pink Floyd прекрасны, да здравствует Pink Floyd. Но мне гораздо интереснее было посмотреть на то, что сделал с альбомом “Wall” Паркер, чем просто послушать знакомые песни.
Алан Паркер – идеальный режиссер для этого фильма уже хотя бы потому, что режиссер, который специализируется на остросоциальных темах, снял остросоциальную экранизацию остросоциального альбома. В предыдущем предложении много «острого», но это даже хорошо: для этого фильма – как раз. «Стена» - кинематографическая рок-опера в стилистике фильма ужасов, в которой поднимаются некомфортные темы: война, безотцовщина, оружие, полицейское насилие, давление системы образования, наркотики, фашизм, дискриминация… Паркер ещё не раз скажет об этом другими словами: через два года после «Стены» выйдет антивоенный фильм «Птаха», а потом антидискриминационный «Миссисипи в огне» – и так вплоть до «Жизни Девида Гейла» с его темой бунта против Системы. Но в «Стене» всё это сказано по-своему и неповторимо.
Воля к смерти и кровь, проходящая не белой нитью, но красной линией. Эротика и насилие – пугающая эротика и обольстительное насилие, соблазнительная эротика и отталкивающее насилие. Дети как символ будущего и дети внутри нас самих. Переплетение социального и личного, обид и страхов до полного взаимопроникновения. Разложение личности, которая всё равно не умирает, пока живо тело – и это самое страшное.
Зрителю не оставляют шансов остаться равнодушным. В ход идёт всё, даже бытовая брезгливость: в этом плане характерна сцена с водой из унитаза. А вот когда главный герой брился, я начала подозревать, что язык он себе тоже отрежет (привет «Полуночному экспрессу»), но нет, Паркер – гений: столько насилия в его фильмах – и ведь не повторяется!
С одной стороны, у «Стены» была конкретная целевая аудитория – определенное поколение, чьи отцы погибли во время войны во Вьетнаме, чьё детство и молодость пришлись на период хиппи, наркотиков и свободной любви. С другой стороны, «Стена» всё ещё актуальна: всё те же войны, даже страшнее, всё те же наркотики, даже тяжелее, всё то же государственное и социальное насилие, даже более массовое, всё те же антисемитизм, расизм и дискриминация, потому что стены порождают ненависть к тем, кто за стеной , а этих стен много: личных и общих. По большему счету, ничего не меняется. «Стену» всё ещё смотрят те, кто уже готов воспринимать то, что снял Паркер, и то, о чем спели Pink Floyd. Те, кто не готов, не смотрят или выключают после первых минут просмотра: жестоко, скучно, бессмысленно. И я даже не скажу, что кого-то осуждаю или не понимаю: главный герой кричит от боли, когда его стены ломают. Посоветовать кому-то взять себя за шкирку и макнуть голову в эту боль и кровь – это неоправданная жестокость. Но если вы морально готовы, не проходите мимо: фильм – не просто классика. Это – явление в мире кино.
Ну, и не могу не сказать: рисованная часть изумительная, бьёт наповал. Она сама по себе стоит того, чтобы смотреть «Стену» целиком.

Я никогда не была фанатом Pink Floyd, но мне нравится то, что Паркер делает с фильмами и во что их превращает. Его стараниями «Стена» - это гораздо больше, чем “another brick in the wall”.

мысли вслух

Багси Мэлоун (Bugsy Malone, 1976)

«Слушайте, я не хочу слышать детского писка в песнях», - заявил режиссер композитору. Тот согласился и решил вопрос радикально: все дети запели голосами взрослых. Режиссеру же кассета пришла тогда, когда менять что-либо было уже поздно. Так создавалась музыка для пародийного гангстерского мюзикла «Багси Мэлоун».
Оценили жанр, да? Я когда увидела, поняла, что нет, смотреть это не буду ни за что. Когда же прочитала в описании, что все роли играют дети и подростки, а все выстрелы производятся кремом, подумала: не в этой жизни. Столько прекрасных фильмов, а я буду смотреть про стрельбу кремом. «Большие гонки» с их легендарным боем тортами я видела, хватит уже.
Опытным путем проверено: если я сказала «ни за что», значит, обязательно сделаю. Назло себе.
Тем более, фильм собрал неплохой урожай. 5 премий Британской киноакадемии (женская роль второго плана, сценарий, работа художника-постановщика, саундтрек, новичок), номинации «Оскар», «Золотой глобус», премию «Сатурн» и «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля.
Это обнадежило. Увы, не всем надеждам суждено сбыться.
Настроение, конечно, создается. Милые детки, позитивное окончание, изумительные саундтреки – теперь я действительно хочу посмотреть музыкальные «Стену» и «Эвиту» Паркера. Кажется, там будет, чему порадоваться.
Теперь о грустном. Да, детки милые и очаровательные, и я понимаю, что заставить детей сыграть подобное – чертовски сложно. Ну, вот заставили, уговорили, те сыграли. А смысл?
Непосредственные, но очень неловкие – и даже Джоди Фостер, сыгравшая в том же году в «Таксисте» (в очень похожем образе) выглядит слабее на фоне этого «актерского состава». Впрочем, в актеры практически никто из детей и не пробился: кроме Фостер, успешная карьера сложилась у Декстера Флетчера с его эпизодической ролью в фильме, а Скотт Байо (Багси Мэлоун) засветился в основном в сериалах.
Аргумент в защиту фильма «можно смотреть с детьми» не срабатывает: можно смотреть, а можно не смотреть. Ничего не потеряете.
Тем не менее, в «Багси Мэлоун» есть, конечно, определенный стиль, несколько удачных шуток, хорошее настроение и отличные саундтреки (мои фавориты – “Down and Out” и “Tomorrow”).


В целом же, ощущение, будто побывала на детском утреннике: на таких мероприятиях можно действительно хорошо провести время, если болеешь за своих, в остальных же случаях утомляет страшно, как бы хорошо ни были поставлены номера. Ну, разве что Вы всегда умиляетесь детям и котикам – тогда «Багси Мэлоун» снят для Вас.

мысли вслух

(no subject)

Старость подкралась внезапно: ещё в июле мне всего 23, а в августе я уже качаю диск Ирины Аллегровой. Вспомнила, что в детстве громче, чем её песни, я орала только “Комбат-батяня, батяня-комбат, ты сердце не прятал за спины ребят”. Кстати, это хорошо объясняет, почему выросло то, что выросло.
Пою “Хулиган с зелеными глазами, хулиган – тяжелый, как рояль”, болтаю ногами, смеюсь.
Где там санитары, пусть едут, с ними я тоже спою.
Но всё так внезапно, знаете: “я-то, дура, всегда счита-а-ала, что так бывает лишь у други-и-их”.
А расскажите,  что вы поёте, когда думаете, что вас никто не слышит?

книги

Немного книжного настроения

Меня не вычислить невозможно, и я себя узнаю на раз: косая челка, напев дорожный, привычка маяться до утра, дурное чувство осколков чести, простая дружба, слепая страсть; я тот, кто злобно толкает крестик, я та, что не боится упасть. Я д’Артаньян на ужасной кляче, я Маргарита с пучком мимоз; мне, Майлзу, чуточку бы удачи, чтоб Роберт Джордан успел на мост; я – несомненный ответ для мира, на счастье добрым, на злость врагу; и если слышен рог Боромира, то жди, мой друг, я уже бегу.
Когда я снова закрою книгу, я думаю: хорошо же им – конец несчастьям, конец интригам, печаль развеялась, словно дым. Конечно, я там под каждой строчкой, у Блада точно мои глаза; увы, но правда известна точно: всю жизнь за книгой прожить нельзя. Хотя себя узнаю легко я, хотя гляжу с череды страниц – счастливых, пакостных, беспокойных! – не вечно могут шуршать они. Я умерла – но жую печенье, женилась... кто мне жениться даст?! В уютном вечере воскресенья не так печально на этот раз. Я знаю книги. Я знаю выход. Реальность просто перехитрить. Герои не прозябают тихо, они встают и идут к двери. Да, у бедра не сияет шпага. Да, у меня даже нет метлы. Но вот я делаю шаг за шагом и вижу, как небеса светлы.
И вот иду я себе по Риге, в шарфе и шапочке голубой, строкой громадной бессмертной книги, в которой медленно пишет Бог; иду, вдыхаю туман и дождик, ладони кутаю в рукава – и то, что здесь и смешно, и сложно, там, сверху, складывают в слова. И рядом тоже одни герои – спешат, смеются, сидят в кафе, летят абзацами ровным строем и дерзко пляшут в своей строфе, они себе же – идея, тема, аккорд финальный, сакральный смысл, и все несчастья бледны и немы, когда на сцену выходим мы. Мы дерзки, непобедимы точно – в страницах, писанных наяву.
Да, Бог когда-то поставит точку.
Подумает... и начнет главу. (c) capsolo

Взято здесь.
книги

Тим Уинтон "Музыка грязи"

Из аннотации:

Джорджи Ютленд под сорок, профессию медсестры и романтические мечты о родственной душе она променяла на тихую жизнь домохозяйки в рыбацком поселке на западном побережье Австралии. Ночи напролет, пока домашние спят, она сидит в Интернете и тихо спивается. Но внезапно в ее судьбу входит Лютер Фокс – браконьер, бывший музыкант, одинокая душа. Изгой.
Действие этого романа с подлинно приключенческим сюжетом разворачивается на фоне удивительных пейзажей Австралии, жесткий реалистический стиль автора удачно подчеркивает драматизм повествования.
Роман австралийского писателя Тима Уинтона (р. 1960) «Музыка грязи» в 2002 году вошел в шортлист Букеровской премии.

Тим Уинтон – известный австралийский писатель, но на русский язык переводили, кажется, только его «Музыку грязи», которая в 2002 г. вошла в шорт-лист Букеровской премии.
Очень точное название для романа. После прочтения остается ощущение, что вас вываляли в грязи. А музыка… Что музыка? Не всё ли равно, в каком ритме вас пинали по болоту – под регтайм или под Леди Гагу.
Я могу понять, почему книга получила ряд премий. В конце концов, это очень атмосферное произведение. Утрированный мужской мир, где любой исход жесток и примитивен. И очень, очень грязные секс и смерть. Без описания извращений, без сотни посвященных этому страниц, без ссылок на де Сада – просто грязные. Не знаю, может, это такое проявление крайнего реализма в литературе. Боюсь, я не оценила.
Кроме того, я определенно узнала об Австралии больше, чем хотела. Думаю, если бы все романы о других странах были написаны в таком стиле, за границу люди выезжали бы только за очень большие деньги или от крайней безнадежности.
От романа остается единственное впечатление: мы все умрем, и смерть эта будет противна и бессмысленна, как и всё, что ей предшествовало. Не то чтобы ради этого откровения стоило тратить время.
Даже не знаю, кому может понравиться. Для суровых и бескомпромиссных морских волков (если они читают книги) в романе слишком много экспериментов с формой – особенно в диалогах. Для нежных трепетных барышень (если они читают книги) – слишком много натурализма. Для всех остальных – экспериментальность и натурализм смешаны в странных пропорциях, и послевкусие не радует.
Впрочем, в Интернете встречаются вполне положительные отзывы. Может, у кого-то просто лучше развит навык «как увидеть в грязи небо». Даже не знаю, завидовать или сочувствовать.

довести себя

"...это две половинки души" (с)


"Небо из шерсти овечьей свито,
Греет деревья хрупкие.
Люди делятся на два вида -
Дельно-зоркие и блюзорукие.

Первые борются с неувязками,
Руки тверды, сердца из стали.
И выбираясь из мира вязкого,
Судьбу свою на колени ставят.

Знают, зачем это всё придумано,
Знают, что черное и что белое.
Конец света должен быть в этом году, но
Они отложили - дела не сделаны:

Не всё еще двери в небо закрыли,
Не всё еще звезды чехлами скрыли
И как поступить с теми, вторыми,
Которые верят дождям и крыльям,

Те, беспечные и непутевые,
Те, с песнями, а не с ножами.
Те, которые как котенка,
Судьбу на колени свои сажают.

Они сбиваются в стаи и в группы,
Они хотят, чтоб всё было честно.
И уничтожить бы этих, глупых,
Но жалко. Ладно, сами исчезнут" (с)  izubr 
  • Current Music
    Тэм - Песня эгоистов,идущих в рай
  • Tags