Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

книги

Александр Андерсон “Элизиум. Аликс и монеты”

Мне абсолютно некому читать детские книги. Хорошая завязка для драмы, правда? Впрочем, клавиатуру слезами я не заливаю, просто пролистываю все списки лауреатов премий детской литературы. Ну, в самом-то деле, не буду же я читать эти книги в одиночестве? На мне же потом очки будут не так солидно смотреться.
Но Рождество – очень светлый праздник, на него не грех и в детскую книгу нырнуть с головой. В «Аликс и монеты», победившую в 2013 г. на конкурсе “Новая детская книга”, нырять можно смело.
Во-первых, вас ждут замечательные образы. «Алису в стране чудес» многие помнят благодаря Белому Кролику и Чеширскому Коту. «Аликс и монеты» предлагает читателю Тень Мрачной Гувернантки, Милое Видение Горничной, Мистера Пыль, Упыря, Шута, Мастера Странной Философии – выбирайте, кто больше нравится.
Во-вторых, текст сам по себе шикарный, многоплановый. Хорошую детскую литературу всегда легко определить по читателям: если книгу с одинаковым удовольствием читают и дети, и взрослые – значит, действительно хорошая книга. Кому-то – «на вырост», кому-то – для внутреннего ребёнка, кому-то – как раз по возрасту. В «Аликс и монеты» есть очень взрослые моменты вроде этого:

Как вы понимаете, я стал достаточно богатым джентльменом за эти годы. Разумеется, я говорю о внутреннем богатстве. Так вот, как и положено правилами, у каждого богатого джентльмена должна быть кукла, так принято.

Покажите мне взрослого, который не усмехнется с пониманием, прочитав это. Но есть и очень детское:

Нам не скучно, мы же братья и сестры, а братья и сестры не умеют скучать, мы же все время ссоримся.

Те, кто не единственный ребёнок в семье, должны понять. Кроме того, часть текста просто хочется растащить на цитаты. Например, вот это:

Я думал вы в опасности, а вы - в драме.

Или это:

Я читал разные книги - интересные, наглые, умные, глупые, но, поверьте, хуже всех - невоспитанные книги с морем воды.

Или вот это:

- Уверена ли ты, дитя? – спросил лик Королевы.
- Нет.
- Сделаешь ли ты это? – спросил лик Короля.
- Непременно.

Или… Ладно, увлеклась. Но «Аликс и монеты» хочется цитировать, а это уже показатель.
Ну, и, пожалуй, в-третьих, это очень визуальная вещь, богатая на образы. В руках умелого режиссера она бы изумительно смотрелась на экране. Впрочем, иллюстрации к ней тоже должны быть отменные.

Это и вправду было море - синее, прозрачное, шумное море, которое захлестнуло весь зал. Оно билось волнами о стеллажи с книгами, и те, пошатавшись на полках, падали в пучину. Одни тут же тонули и исчезали навсегда, другие - оставались на плаву, раскрываясь необыкновенно красивыми кувшинками. Были и такие, которые, попав в воду, становились рыбами. Настоящими рыбами, той же расцветки, что их прежние обложки.

А, едва не забыла, всё-таки я пишу в основном про взрослую литературу, там этот пункт неактуален. Так вот, в-четвертых, в книге очень правильно расставлены акценты: смелость, честность, верность - и всё это приправлено хорошими манерами. Внизу беснуется то ли тролль, то ли дракон, но Аликс ни за что не спустится посмотреть, не причесавшись, и не зайдет в комнату, не поздоровавшись. По-моему, это хороший пример для ребёнка.
Впрочем, есть и спорные моменты. Во-первых, в книге встречаются довольно жесткие сцены (котиков бьют, а эпизод с Упырем такой, что я сама почти испугалась). С другой стороны, современные дети вырастают на таких мультиках и таких фильмах, что им море по колено. Да и опять же, можно вспомнить сказки Андерсена  – там тоже есть, где сказать «Ой» и крепко зажмурить глаза.
Во-вторых, где-то уже я видела и птиц с клювами, напоминающими молотки для игры в крикет, и дорогу из жёлтого кирпича. Так что с детьми, наверное, стоит начинать с классики. Но опять же, плагиатом это не выглядит, да и является скорее зацепкой для внимательного читателя.
Может быть, можно ещё к чему-то придраться, но я не нашла. Мне просто очень понравилось. Отличная книга для детей и для тех взрослых, которые не боятся читать детские книги.

- Счастливые концы такие трогательные, - сказал Мастер странной философии.
- И не говори, где та буря и штормы, где слезы по погибшим как в наши годы?

Кстати, про счастливые концы. В этой книге настоящий хэппи-энд, ведь приключение продолжается.

мысли вслух

Багси Мэлоун (Bugsy Malone, 1976)

«Слушайте, я не хочу слышать детского писка в песнях», - заявил режиссер композитору. Тот согласился и решил вопрос радикально: все дети запели голосами взрослых. Режиссеру же кассета пришла тогда, когда менять что-либо было уже поздно. Так создавалась музыка для пародийного гангстерского мюзикла «Багси Мэлоун».
Оценили жанр, да? Я когда увидела, поняла, что нет, смотреть это не буду ни за что. Когда же прочитала в описании, что все роли играют дети и подростки, а все выстрелы производятся кремом, подумала: не в этой жизни. Столько прекрасных фильмов, а я буду смотреть про стрельбу кремом. «Большие гонки» с их легендарным боем тортами я видела, хватит уже.
Опытным путем проверено: если я сказала «ни за что», значит, обязательно сделаю. Назло себе.
Тем более, фильм собрал неплохой урожай. 5 премий Британской киноакадемии (женская роль второго плана, сценарий, работа художника-постановщика, саундтрек, новичок), номинации «Оскар», «Золотой глобус», премию «Сатурн» и «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля.
Это обнадежило. Увы, не всем надеждам суждено сбыться.
Настроение, конечно, создается. Милые детки, позитивное окончание, изумительные саундтреки – теперь я действительно хочу посмотреть музыкальные «Стену» и «Эвиту» Паркера. Кажется, там будет, чему порадоваться.
Теперь о грустном. Да, детки милые и очаровательные, и я понимаю, что заставить детей сыграть подобное – чертовски сложно. Ну, вот заставили, уговорили, те сыграли. А смысл?
Непосредственные, но очень неловкие – и даже Джоди Фостер, сыгравшая в том же году в «Таксисте» (в очень похожем образе) выглядит слабее на фоне этого «актерского состава». Впрочем, в актеры практически никто из детей и не пробился: кроме Фостер, успешная карьера сложилась у Декстера Флетчера с его эпизодической ролью в фильме, а Скотт Байо (Багси Мэлоун) засветился в основном в сериалах.
Аргумент в защиту фильма «можно смотреть с детьми» не срабатывает: можно смотреть, а можно не смотреть. Ничего не потеряете.
Тем не менее, в «Багси Мэлоун» есть, конечно, определенный стиль, несколько удачных шуток, хорошее настроение и отличные саундтреки (мои фавориты – “Down and Out” и “Tomorrow”).


В целом же, ощущение, будто побывала на детском утреннике: на таких мероприятиях можно действительно хорошо провести время, если болеешь за своих, в остальных же случаях утомляет страшно, как бы хорошо ни были поставлены номера. Ну, разве что Вы всегда умиляетесь детям и котикам – тогда «Багси Мэлоун» снят для Вас.

книги

Филипп Арьес “Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке”


Из аннотации:



Автор книги исследует двойную эволюцию детства в европейском сознании от раннего Средневековья до XIX века. С одной стороны, это эволюция представлений о детстве как особом периоде жизни, постепенное усложнение его периодизации (младенец - ребенок - подросток - юноша), изменение роли ребенка в семье (от периферии к центру). С другой стороны, параллельная эволюция европейской организации образования, от церковной школы и обучения «в людях» к становлению системы начального и среднего образования, соперничающей с семьей в качестве главнейшего института социализации ребенка. Монография написана с привлечением богатого иконографического материала и представляет интерес не только для историков, но и для искусствоведов, культурологов, психологов, социологов и педагогов.


Наш мир просто помешан на физиологических,
моральных и сексуальных проблемах детей.

Филипп Арьес “Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке”

Какое-то время назад в одном из книжных сообществ милая девушка делилась впечатлениями от прочтения “Трёх мушкетеров”. Ах, какое возмущение сквозило в каждой строчке! Какой накал чувств! Вечно пьяные мушкетеры без грамма совести, без понимания морали! Я презрительно хмыкала, пока не вспомнила, как сама писала пост, где ужасалась тому, как можно жить дальше, если практически все твои дети погибли в раннем возрасте. Главное, на аргументы в духе “тогда была высокая детская смертность”, я реагировала как на провокацию.
Я думаю, все мы не без греха. Уж очень легко распространить свою картину миру на всех и вся, исключив временной фактор. Особенно это заметно в современных исторических романах и в фентези-мирах, как правило, построенных в средневековом антураже. Я не говорю про очевидные ляпы вроде мгновенно срастающихся конечностей и бронелифчика. Речь тут скорее о мироощущении.
Средневековье сейчас в моде. То ролевики с деревянными мечами бегают, то дамы вздыхают о куртуазной любви прекрасного мужчины – эдакой смеси Айвенго с Робин Гудом. Аргументы про зубы, сгнившие в тридцать лет, высокую смертность и отсутствие бытовых удобств на мечтателей мало действует. Теперь после чтения Арьеса мне кажется, здесь нужен другой подход.
Отправьте ребенка в армию лет в двенадцать. На известие о смерти дочери, порадуйтесь, что умер не сын. При смерти детей утешьте друзей: “Ещё нарожаете”.  Будьте проще, следуйте зову предков.
При всей возможной критике научной концепции Арьеса я считаю, что эту книгу следует читать. Постоянно сталкиваясь с историческими и псевдоисторическими фактами, хочется видеть какие-то причины и следствия. Без понимания общества это невозможно в принципе.
Книга читается местами легко, местами сложно. Нашему читателю, чтобы понять, о чём пишет Арьес, надо не только на средневековые школы смотреть, но и про современную французскую систему образования прочитать, иначе можно упустить часть того, что автор считает само собой разумеющимся. При всей критике подхода это уникальная, известная работа. Не проходите мимо. Не дайте увести себя в поисках легкого чтения вашему внутреннему ребенку. Пусть это милое дитя наконец поработает головой.

книги

Платон "Пир"

Я весьма темное создание – из тех, кто нахватались всего по верхам и продолжают заниматься этим делом с отвратительным постоянством. Профессор Снейп презирал таких учеников. Впрочем, не презирал, а презирает, ибо он, без сомнения, жив. Но стремления к вечному познанию во мне не отнять, так что да здравствует Платон.
Более всего я запуталась на этапе разделения «любящий» и «любимый», «возлюбленный». В качестве отдельных терминов звучит просто, вынесенное в контекст – озадачивает.

Боги, конечно, особенно уважают это мужество ради любви, однако же более удивляются, чувствуют удовольствие и благотворят, когда возлюбленный любит любящего, чем когда любящий любит возлюбленного, потому что любящий божественнее последнего – он боговдохновен.

Привожу объяснение, найденное мною на просторах Интернета (если кто знает другое, я не против его услышать). В Древней Греции «любящим» считался взрослый полноправный член общины (то есть в большинстве случаев, но не всегда, половозрелый мужчина), а «возлюбленным» - женщина, юноша или чужеземец.  Так что если встретите где подобное, будете знать, в чем подвох.
Про причины распространенности данного явления в Древней Греции я писать не буду, материала и так много.  
Далее, я считаю, прекрасная цитата – специально для дам, терзающихся вопросом, соглашаться ли на секс на первом свидание. Тут правда имеется в виду любовь между мужчинами, но в наш продвинутый век, где женщины все-таки получили право величаться «настоящим мужиком», это ли преграда?

По этой-то причине, во-первых, постыдным признается делом уступать скоро, чтобы было время, которым многое испытывается хорошо; потом, постыдным делом признано соблазнять деньгами и политическим могуществом, даже если бы уступка и недостаток упорства происходили от притеснений или даже если бы не было отказа – в расчете получить деньги и вступить в общественные должности.

Ну и напоследок:

Кроме того, женщины, отрезанные от женского пола, не слишком обращают внимание на мужчин, но больше расположены к женщинам, и от этого рода происходят лесбиянки. А те, кто отрезан от мужского пола, гоняются за ним. Уже в детстве, будучи дольками мужского пола, они любят мужчин, находя удовольствие лежать с ними и обниматься, и это лучшие из мальчиков и детей, так как по природе они весьма мужественны. Правда, некоторые называют их бесстыдными, но это ложь, потому что они поступают так не от бесстыдства, а от решительности, мужества и мужеподобия, любя то, что на них походит. И вот сильное доказательство: именно эти дети становятся людьми самими способными к политическим делам.

Будучи крайней толерантным человеком, я не удержалась от радостного: «Да, да, да! В политику иначе не пускают!» Потом я, конечно, устыдилась столь недостойных мыслей, но помня миг той злобной, недостойной и откровенно плебейской радости – не запостить этот отрывок я не могла.

В общем, продолжаем процесс заполнения пробелов в знаниях. 

книги

Мария д'Агу и Даниэль Стерн

Ги Бретон цитирует графа Горация де Вьель-Кастеля:

“Графиня д'Агу была воспитанницей Листа и имела от него троих детей, потом она приехала в Париж и стала любовницей Эмиля де Жирардэна, затем Лема, затем еще кого-то. Последним ее возлюбленным был писатель-социалист Даниэль Стерн”.

Всё звучит прекрасно, если не принимать во внимание тот факт, что Мария д'Агу сама была писательницей. И писала она под псевдонимом Даниэль Стерн.
Впрочем, после долгого чтения Ги Бретона я начинаю находить в этой путанице забавную двусмысленность.


книги

Владимир Динец "Зима на разломе"

Автора я добавила себе во френд-ленту, ибо он пишет интересно, и, главное, ему есть о чем писать.
Зоолог по образованию, он пишет о своих путешествиях так, что оседлым ленивым тушкам вроде меня остается только остро завидовать – и мечтать, мечтать, мечтать…
Для понимания общей концепции книг (да и ЖЖ-записей, пожалуй) настоятельно рекомендую читать FAQ. Именно оттуда взято прекрасное:

“Почему в последнее время Вы меньше пишете?
Приключений меньше. То есть интересного в поездках происходит даже больше, но это вещи, читать про которые будет только натуралист: редкого зверя, допустим, удается найти или какое-то необычное природное явление увидеть. Для книг мало подходит, скорее для научных статей. Чтобы книга о путешествии получилась интересной широкому читателю, нужны неприятные приключения. А они бывают либо от плохой организации маршрута, либо от нехватки денег. У меня же в последнее время и опыта, и средств прибавилось”.

“Зима на разломе” – книга периода, когда денег было меньше, да и опыта, наверное, тоже. Ближний Восток, 1993-1994 гг.
Рекомендую читать раздел “От автора”, а не пролистывать наискосок. Он заранее предупреждает о наличии сцен интимного характера. Не врет, между прочим. Впечатлительных прошу учесть.
И еще автор уточняет:

“За исключением геккончика Мойше, все действующие лица этой книги - вымышленные литературные персонажи. Их возможное сходство с реальными людьми, животными и государствами результат случайного совпадения, о котором автор заранее сожалеет”.

Это, кстати, не делает книгу более “художественной”. “Зима на разломе” -  это “путевые заметки”. Хорошо написанные, ибо Владимир Динец – уверенный в себе, харизматичный человек – и это чувствуется сквозь текст. Хотя меня, а я зануда и ханжа, немного коробило не столько обилие сексуальных сцен, сколько отношение к ним автора. Ну вот, например:

“Но я понимал, что только настоящий мужчина может помочь ей хоть немного восстановить душевное здоровье после года жизни с гнусной сволочью-мужем. Кроме того, я знал, что в восточных семьях в отсутствии детей всегда винят женщину - но знал и медицинскую статистику на этот счет. Может быть, мне удастся помочь ей вытрясти часть золота из жирного мерзавца, да к тому же на безбедную жизнь для нашего с ней крошки? Если бы ребенок унаследовал красоту матери и оптимизм отца...”

Но все это на самом деле не так важно. Самыми интересными оказались, конечно, другие детали.

“К тому же его, как и большинство "русских" специалистов, держали на работе только потому, что Министерство Абсорбции (т.е. акклиматизации новых иммигрантов) платило им половину зарплаты. Когда эта поддержка кончается (через три года после приезда), работодатели обычно увольняют русских сотрудников и берут новых, свежеприехавших”.

“Оставалась третья дорога, но она вела через Газу - ни один нормальный человек не поедет по ней на машине с желтыми израильскими номерами (на Западном берегу они зеленые, а в Газе - красные). Нам, однако, деваться было некуда. Решили дождаться темноты и попробовать прорваться.
Наступила ночь. Через бархан, свиваясь в петли, проползла боком маленькая рогатая гадючка - та самая змейка, которая, если помните, помогла Маленькому Принцу вернуться на его планету. Потом я, к своей радости, нашел самочку песчаного геккона - подругу для Мойше, но почему-то моего ликования никто не разделил. Наконец я сел за руль и поехал на север.
Мы благополучно проскочили весь сектор и въехали в саму Газу бесконечное пространство одноэтажных развалюшек. Несмотря на поздний час, по улицам стаями бродили тощие детишки со вздутыми животами (их здесь в среднем по шесть на семью). Не удивительно, что Египет отказался забрать Газу, когда Израиль предлагал. Редкие взрослые прохожие при виде нашего джипа разевали рот, словно встретили ифрита.
И вот на каком-то пустыре мы наехали на кусок колючей проволоки.
К счастью, до ближайшего дома было метров тридцать, так что за следующие полчаса нас никто не заметил: город уже спал. Когда улицы окончательно опустели, я оставил Джимми хай-барский топор для рубки мяса, наше единственное оружие, а сам пошел на разведку, прокрадываясь из одной тени дома в другую. Через пару кварталов я увидел зеленый джип с надписью "Палестинская полиция".
Я провертел ножом дырку в правом переднем колесе, джип осел, и я быстро снял левое заднее. Через час мы проскочили спящее КПП и помчались в Беер-Шеву, а оттуда в Эйлат”.

Такие мелочи для меня, как человека, который никуда не ездит и чей максимум – заблудиться в лесу под Киевом, сами понимаете – бальзам на душу и море удовольствия.
Но моя любимая часть – о путешествии в Иорданию. Все-таки мы испорчены голливудскими боевиками: читала, затаив дыхание.

“Петра - древний город римских времен, который был заброшен на много столетий, а потом снова найден археологами. Это главная туристская достопримечательность Иордании, но для израильтян в 93-м году он был абсолютно недоступен, хотя находится всего в семидесяти километрах от границы. Одно время среди ребят из армейских спецподразделений и вообще среди молодежи считалось особым шиком перейти границу и пробраться в Петру. Появилась даже песенка "петропроходцев" под названием "Красная скала" (теперь она запрещена). Вначале дойти до города и вернуться удавалось каждому пятому, позже - каждому десятому, потому что местные бедуины сделали охоту на нарушителей границы постоянным источником дохода и своего рода спортом. Король неофициально платил им за любого пойманного израильтянина, живого или мертвого. В 1989 году арабы поймали подряд несколько человек. Их изнасиловали всем племенем, а потом запытали до смерти. После этого в Петру, насколько было известно Бене (а ему известно все), никто не ходил”.

Ну и переход границы в обе стороны в исполнении автора прекрасен и достоин восхищения. Хотя и нелегален, конечно. Но кого волнуют таким мелочи, когда нарушает кто-то другой.
Вывод: книга никоим боком не художественная, прочитанная мной, пожалуй, с тем же удовольствием, что и ЖЖ-записи автора. Для любителей почитать в тепле и покое о других странах - рекомендую.