Category: дети

мысли вслух

Багси Мэлоун (Bugsy Malone, 1976)

«Слушайте, я не хочу слышать детского писка в песнях», - заявил режиссер композитору. Тот согласился и решил вопрос радикально: все дети запели голосами взрослых. Режиссеру же кассета пришла тогда, когда менять что-либо было уже поздно. Так создавалась музыка для пародийного гангстерского мюзикла «Багси Мэлоун».
Оценили жанр, да? Я когда увидела, поняла, что нет, смотреть это не буду ни за что. Когда же прочитала в описании, что все роли играют дети и подростки, а все выстрелы производятся кремом, подумала: не в этой жизни. Столько прекрасных фильмов, а я буду смотреть про стрельбу кремом. «Большие гонки» с их легендарным боем тортами я видела, хватит уже.
Опытным путем проверено: если я сказала «ни за что», значит, обязательно сделаю. Назло себе.
Тем более, фильм собрал неплохой урожай. 5 премий Британской киноакадемии (женская роль второго плана, сценарий, работа художника-постановщика, саундтрек, новичок), номинации «Оскар», «Золотой глобус», премию «Сатурн» и «Золотую пальмовую ветвь» Каннского кинофестиваля.
Это обнадежило. Увы, не всем надеждам суждено сбыться.
Настроение, конечно, создается. Милые детки, позитивное окончание, изумительные саундтреки – теперь я действительно хочу посмотреть музыкальные «Стену» и «Эвиту» Паркера. Кажется, там будет, чему порадоваться.
Теперь о грустном. Да, детки милые и очаровательные, и я понимаю, что заставить детей сыграть подобное – чертовски сложно. Ну, вот заставили, уговорили, те сыграли. А смысл?
Непосредственные, но очень неловкие – и даже Джоди Фостер, сыгравшая в том же году в «Таксисте» (в очень похожем образе) выглядит слабее на фоне этого «актерского состава». Впрочем, в актеры практически никто из детей и не пробился: кроме Фостер, успешная карьера сложилась у Декстера Флетчера с его эпизодической ролью в фильме, а Скотт Байо (Багси Мэлоун) засветился в основном в сериалах.
Аргумент в защиту фильма «можно смотреть с детьми» не срабатывает: можно смотреть, а можно не смотреть. Ничего не потеряете.
Тем не менее, в «Багси Мэлоун» есть, конечно, определенный стиль, несколько удачных шуток, хорошее настроение и отличные саундтреки (мои фавориты – “Down and Out” и “Tomorrow”).


В целом же, ощущение, будто побывала на детском утреннике: на таких мероприятиях можно действительно хорошо провести время, если болеешь за своих, в остальных же случаях утомляет страшно, как бы хорошо ни были поставлены номера. Ну, разве что Вы всегда умиляетесь детям и котикам – тогда «Багси Мэлоун» снят для Вас.

книги

Филипп Арьес “Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке”


Из аннотации:



Автор книги исследует двойную эволюцию детства в европейском сознании от раннего Средневековья до XIX века. С одной стороны, это эволюция представлений о детстве как особом периоде жизни, постепенное усложнение его периодизации (младенец - ребенок - подросток - юноша), изменение роли ребенка в семье (от периферии к центру). С другой стороны, параллельная эволюция европейской организации образования, от церковной школы и обучения «в людях» к становлению системы начального и среднего образования, соперничающей с семьей в качестве главнейшего института социализации ребенка. Монография написана с привлечением богатого иконографического материала и представляет интерес не только для историков, но и для искусствоведов, культурологов, психологов, социологов и педагогов.


Наш мир просто помешан на физиологических,
моральных и сексуальных проблемах детей.

Филипп Арьес “Ребенок и семейная жизнь при Старом порядке”

Какое-то время назад в одном из книжных сообществ милая девушка делилась впечатлениями от прочтения “Трёх мушкетеров”. Ах, какое возмущение сквозило в каждой строчке! Какой накал чувств! Вечно пьяные мушкетеры без грамма совести, без понимания морали! Я презрительно хмыкала, пока не вспомнила, как сама писала пост, где ужасалась тому, как можно жить дальше, если практически все твои дети погибли в раннем возрасте. Главное, на аргументы в духе “тогда была высокая детская смертность”, я реагировала как на провокацию.
Я думаю, все мы не без греха. Уж очень легко распространить свою картину миру на всех и вся, исключив временной фактор. Особенно это заметно в современных исторических романах и в фентези-мирах, как правило, построенных в средневековом антураже. Я не говорю про очевидные ляпы вроде мгновенно срастающихся конечностей и бронелифчика. Речь тут скорее о мироощущении.
Средневековье сейчас в моде. То ролевики с деревянными мечами бегают, то дамы вздыхают о куртуазной любви прекрасного мужчины – эдакой смеси Айвенго с Робин Гудом. Аргументы про зубы, сгнившие в тридцать лет, высокую смертность и отсутствие бытовых удобств на мечтателей мало действует. Теперь после чтения Арьеса мне кажется, здесь нужен другой подход.
Отправьте ребенка в армию лет в двенадцать. На известие о смерти дочери, порадуйтесь, что умер не сын. При смерти детей утешьте друзей: “Ещё нарожаете”.  Будьте проще, следуйте зову предков.
При всей возможной критике научной концепции Арьеса я считаю, что эту книгу следует читать. Постоянно сталкиваясь с историческими и псевдоисторическими фактами, хочется видеть какие-то причины и следствия. Без понимания общества это невозможно в принципе.
Книга читается местами легко, местами сложно. Нашему читателю, чтобы понять, о чём пишет Арьес, надо не только на средневековые школы смотреть, но и про современную французскую систему образования прочитать, иначе можно упустить часть того, что автор считает само собой разумеющимся. При всей критике подхода это уникальная, известная работа. Не проходите мимо. Не дайте увести себя в поисках легкого чтения вашему внутреннему ребенку. Пусть это милое дитя наконец поработает головой.

книги

Кристина Фельшериноу "Я, мои друзья и героин"


Из аннотации:

“Автору было 12 лет, когда она стала принимать наркотики. Днем ходила в школу, вечером продавала себя, чтобы купить зелье. Школу она все-таки закончила, училась на продавщицу в книжном магазине. Когда вышла ее книжка «Мы дети вокзала Цоо», Кристина быстро превратилась в звезду кино и телевидения, стала завсегдатаем разнообразных ток-шоу.

Сейчас ей тридцать девять. Книга имеет огромный успех, переведена на многие языки; ее тираж в Германии перевалил за три миллиона”.
 

 

Collapse )