Ясная (yasnaya_elga) wrote,
Ясная
yasnaya_elga

Categories:

Леонид Андреев "Красный смех"

Вообще-то Леонида Андреева я собиралась читать из интереса к творчеству. А в итоге прочитала, потому что он безумно красивая скотина. Безумно. С моей точки зрения, понятное дело.



В общем, хорош мерзавец. Биография у него бурная и любопытная, так что я б советовала посмотреть.

Что же касается литературы, то про Андреева разное пишут. И дилетантом от литературы называют, и великим автором. В зависимости от.

Причем его ранние произведения “в подражание Толстому” еще худо-бедно хвалят. А далее он “согрешил с сиреной модернизма” (прекрасная цитата из одной вполне разгромной критической статьи).

“Красный смех” – проза антивоенная. Кого-то впечатляет, кто-то как Толстой Лев Николаевич заявляет: “Он пугает, а мне не страшно”.

Рассказ написан в конце 1904 г. как реакция на русско-японскую войну.

Текст очень грубый, но в виду специфики построения – чем-то цепляет. Что бы там ни говорили.

И как ни странно, в этом глубоко антивоенном тексте, который по стилю напоминает “Гернику” Пикассо, раскрашенную в алый цвет, меня зацепила лишь одна фраза, довольно простая. Но она, по-моему, действительно хороша:

“Если бы ты знал, что она пишет! Что она пишет! И ты не знаешь – у нее слова седые”.

Критики пишут, что Андреева можно воспринимать лишь в контексте той эпохи, что он просто удачно прореагировал на внешние раздражители.

Я так не думаю. “Красный смех” – не реакция, “Красный смех” – это предчувствие. И, по-моему, символично, что первым уловил изменения именно Андреев – мятежный, неспокойный, так, в общем-то, и не нашедший себя.


“Поднялся общий смех и жуткий крик — и снова все замолчали, уступая непонятному. И тут не я один, а все мы, сколько нас ни было, почувствовали это. Оно шло на нас с этих темных, загадочных и чуждых полей; оно поднималось из глухих черных ущелий, где, быть может, еще умирают забытые и затерянные среди камней, оно лилось с этого чуждого, невиданного неба. Молча, теряя сознание от ужаса, стояли мы вокруг потухшего самовара, а с неба на нас пристально и молча глядела огромная бесформенная тень, поднявшаяся над миром. Внезапно, совсем близко от нас, вероятно, у полкового командира, заиграла музыка, и бешено-веселые, громкие звуки точно вспыхнули среди ночи и тишины. С бешеным весельем и вызовом играла она, торопливая, нестройная, слишком громкая, слишком веселая, и видно было, что и те, кто играет, и те, кто слушает, видят так же, как мы, эту огромную бесформенную тень, поднявшуюся над миром”.


Небольшие главы носят название “Отрывки”. И я считаю великолепной задумкой то, что последняя глава называется не “Отрывок тринадцатый”, а “Отрывок последний”.

Мне очень повезло, что Андреев попал мне в руки не в рамках школьной программы или института. Его стоит воспринимать без шелухи в духе “главная идея” и “метафоры в произведении”.

И еще, пока не забыла. Андреева сравнивают с Арцыбашевым – из-за темы смерти. И обоих записывают едва ли не в последователи Бунина. Мне не нравится такой подход. Андреев – интересен. Арцыбашев – Мастер. А Бунина я не люблю, так что не надо тут. Нашли образец для подражания.

Осторожно, модерн. Экспрессионизм. Ранний.

Tags: книгомания, разное, художественная литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments